Сбывшийся сон бездетной женщины » Дистанциoннaя Школа приeмных рoдитeлeй
Дистанционная школа приемных родителей Дистанционная школа приемных родителей
 
  Об очной ШПР
  УСЛОВИЯ
  РАСПИСАНИЕ
  ЗАПИСЬ
  О дистанционной ШПР
  ПРОГРАММА
  УСЛОВИЯ
  ЗАПИСЬ
  Расписание и запись на вебинары
  ПРОГРАММА
  УСЛОВИЯ
  ЗАПИСАТЬСЯ
Открыта запись в ДШПР
Дорогие друзья! Продолжается запись на 1-й и 2-й курс ДШПР!

АНОНС НОВОГО ДИСКА:
Лекция детского врача-невролога Дмитрия Сандакова (Мифы и реалии детской неврологии)
Лекция детского врача-невролога Дмитрия Сандакова (Мифы и реалии детской неврологии)
Литература (0|47)
Видеоматериалы (0|37)
Новости усыновления (0|275)
Каталог сайтов
Справочник усыновителя
Как вы узнали о нашей школе?
Интернет
СМИ
Знакомые
Подписка через Rss
Подписка через E-mail:
 
«    Июнь 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 
1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
 
Дистанционная школа приемных родителей

Другие баннеры
Наши партнеры
Система Orphus
 
Сейчас на сайте:
Слушателей: 2
Гостей: 63
Всех: 65
 
 Сбывшийся сон бездетной женщины

Стать мамой ребенка из Дома малютки можно быстрее, чем через 9 месяцев

— Мы с мужем мучились почти десять лет, но все мои беременности оканчивались на очень ранних сроках. Врачи развели руками: мы бессильны. Вот так мы решили прибегнуть к запасному варианту, который давно всплывал в разговорах, — усыновить ребенка.   

На наш осторожный вопрос об отношении к такому шагу свекровь обрадованно заявила: “Давно бы так, чем деньги неизвестно на что тратить”. Мой брат тоже был краток: “Давай! Чем помочь?” Оказалось, что на первых порах — ничем. Все делать: ходить по инстанциям, оформлять справки и направлять запросы — должны мы сами.

Усыновление начинается не с выбора ребенка, как думают многие, а с хождения по инстанциям. Чиновники, как известно, принимают народ строго в определенные дни и часы, а будущие усыновители во все кабинеты (кроме врачебных) должны заявляться вместе, никакие доверенности во внимание не принимаются. Значит, придется отпрашиваться с работы или брать отпуск. У меня график работы свободный, так что проблемы возникали у мужа. Отпуск ему давать категорически отказались, потом стало ясно, что и отпроситься с работы будет крайне сложно.  

Поэтому усыновление оформляла я одна (закон предусматривает такой вариант), муж дал только свое письменное согласие.  

Первый визит — в районный отдел опеки. Беру с собой свой паспорт, копии всех его заполненных страниц, оригинал и копию свидетельства о браке и письменное согласие мужа на то, чтобы я усыновила ребенка (оно требуется, если усыновителем является один из супругов). В отделе опеки, когда узнали, что муж к процессу усыновления будет иметь косвенное отношение, насторожились. Тем не менее листок с перечнем документов, которые надо оформить, на руки я получила.

Хождение по тремстам кабинетам

Не пугайтесь. Я утрирую. Кабинетов надо обойти не триста, но все равно мало не покажется. В принципе список всех нужных документов можно найти в Интернете. Из своего опыта скажу: кабинетный обход логичнее всего начинать с получения справки об отсутствии судимости. Делается она в течение месяца. Так что пока ваши данные будут проверяться в МВД, успеете оформить остальные документы. Москвичам такую справку оформляют в ЗИЦ УВД по г. Москве (ул. Новослободская, 57/65, тел. (499) 978-43-62). Кстати, значение имеют судимости только за умышленные преступления против жизни и здоровья граждан. Судимости за экологические, экономические, транспортные преступления на возможность стать усыновителем не влияют. И кстати, у этой справки самый большой срок годности — целый год.   

Справку о состоянии здоровья надо оформлять только по месту жительства! Я по наивности специалистов решила обойти в ведомственной поликлинике, к которой была прикреплена от работы. Сколько я ни доказывала потом в суде, что в поликлинике по месту жительства у меня даже карты нет, пришлось все переделывать. По месту жительства придется обойти и диспансеры — туберкулезный, наркологический, психоневрологический и кожно-венерологический. На “кожвен” я потратила два дня — и то лишь потому, что обязательно надо сдавать анализы. Остальные диспансеры обежала за день. Там все просто: в списках регистратуры не значитесь — получаете печать и подпись.  

В районную поликлинику имеет смысл заявляться после обхода диспансеров, поскольку все документы надо заверять гербовой печатью и подписью главного врача.
Тут лучше перестраховаться. Я по наивности полагала: вполне достаточно записи “не обнаружено” в соответствующей графе справки. Но судья посчитала, что главврач районной поликлиники должен оставить аж четыре своих автографа — против фамилий терапевта, инфекциониста и терапевта, да плюс к этому еще и на свободном пространстве написать: “Противопоказаний для усыновления по состоянию здоровья не имеется”, собственноручно под этим заключением подписаться и поставить печать. Поэтому, чтобы не терять время, сразу получайте общее заключение.  

Справка действительна в течение трех месяцев. Причем срок исчисляется со дня последней подписи. Делайте выводы, господа! Впрочем, в разные инстанции можно спокойно сдать копию, оригинал оставить себе. Увидев, что срок действия медицинской справки истекает, спокойно идете в поликлинику и ее продлеваете.
Остальные документы оформляются максимум за два-три дня.  

Бумаги собраны? Отправляемся в районную опеку по месту жительства и договариваемся о составлении акта обследования жилищных условий. Работник опеки зайдет в вашу квартиру, бегло посмотрит, какая мебель и бытовая техника в комнатах стоит, — все. Пять-десять минут от силы на весь процесс.  

В третий раз отдел опеки вы посетите, чтобы вручить копии всех собранных документов и получить на руки акт обследования жилищных условий, заключение о возможности быть усыновителем и справку о том, что взяты на учет как кандидат в усыновители.  

Совет: со всех бумаг сразу снимайте 5—6 копий.

Ищите — и обрящете

Только теперь можно наконец задаться вопросом: кто он, мой будущий малыш? Все в том же отделе опеки вас поставили на учет. Хотите расширить сферу поиска? Обращайтесь к региональному оператору по усыновлению.   

В Москве этой проблемой занимается Департамент семейной и молодежной политики. Звоните по телефону (495) 958-18-72 и записываетесь на прием. Ждать придется дней десять — ничего не поделаешь, очередь. В назначенное время приносите с собой оригиналы и копии всех документов, заполняете анкеты и бланки и получаете для ознакомления папки с краткими сведениями о детях желаемого пола и возраста.  

В папке увидите фотографию ребенка, прочитаете его анкетные данные, краткие сведения о состоянии здоровья. На фотографию возлагать большие надежды не стоит. Малыша “фиксируют” раз в год. А вот сведения о здоровье надо читать очень внимательно и обязательно записывать, чтобы потом можно было задать вопросы компетентному врачу.  

Выбрали? Вам дадут координаты учреждения, где сейчас живет малыш, направление от регионального оператора — и вперед. Звоните, договариваетесь с администрацией учреждения о встрече.  

Выбирать можно сразу нескольких детей, но встречаться — только с одним. Чтобы увидеть другого ребенка, на первого придется писать отказ с указанием причин.

Проблема выбора

Узнав, что я хочу усыновить мальчика, региональный оператор обрадовался: “Как хорошо, а то девочек не хватает, их быстро разбирают. Все почему-то мечтают о дочках”. И вот я сижу, листаю тонюсенькие папки с личными делами (усыновить я хотела грудного малыша, чтобы вместе с ним пройти как можно больше этапов взросления, а какое личное дело может быть у младенца?). Наконец, после почти двухчасового изучения выбираю мальчика для первой встречи. Получаю на руки координаты Дома ребенка и тут же договариваюсь о встрече.   

В детское учреждение опять же надо прийти с копиями всех документов и паспортом. Сначала беседа с руководителем. Личное дело, которое я так хотела полистать и поизучать, мне в руки не дали, все зачитывала главврач Дома ребенка. Я прилежно записывала: рост, вес, данные мамаши, которая даже не удосужилась написать отказ от малыша, просто оставила его в родильном доме.  

И наконец, дверь открылась — господи, чудный малыш на руках у няни задумчиво пускает слюни...  

— Смотрите, у него уже зубки режутся, — радостно говорит главврач. — Он уже и садиться пытается, а улыбчивый какой!  

Малыша расхваливали на все лады. Я не спорила, но мне было грустно. С одной стороны, вроде бы неплохо: пока суд да дело, мальчик подрастет, с ним будет легче. К тому же ему уже пять месяцев, многие патологии, будь они даже в зачатке, уже могли бы себя обнаружить. Так что малыш, судя по всему, здоров. Но с другой стороны, я слишком многого не увижу, многое в его жизни произошло и еще произойдет без моего участия.  

Протерзавшись сомнениями три дня, я написала-таки отказ и выбрала другого мальчугана — ему еще не было трех месяцев. На свидание мы пошли уже вместе с мужем.  
...Серьезный голубоглазый блондин спокойно устроился у меня на руках и принялся сосредоточенно сосать палец. В мечтах я, правда, видела себя мамой этакого кареглазого смугляша, но мечты же меняются!  

Видеться с малышом я решила каждый день. Муж что-то на работе навыдумывал — в общем, отпросился. Ровно на час. Именно столько времени нам отводилось на встречи с будущим сыном. Этого так мало! Увы, по выходным и праздникам будущим усыновителям вход в Дом ребенка заказан, встречи должны проходить обязательно в присутствии представителя администрации. А в субботу и воскресенье администрация отдыхает.

Переносы, переносы, а я маленький такой...

Через неделю я подала заявление в суд об усыновлении. Тут-то все и началось! Но сначала о некоторых нюансах. Подавать заявление надо в районный суд по месту пребывания ребенка. Народу — толпа. Образцы заявлений на стендах есть, но нужного мне — об усыновлении — там не обнаружилось. Пришлось брать из Интернета, а потом уточнять требования.   

Совет: чтобы грамотно составить заявление в суд, обратитесь за помощью к опытному юристу — избежите лишних хлопот.  

Сделайте три копии заявления, приложите к ним и к оригиналу по копии каждого из собранных вами документов. Один экземпляр останется в суде, второй пойдет администрации детского дома, третий — районному отделу опеки по месту нахождения ребенка и четвертый — прокурору или его помощнику, который тоже будет участвовать в судебном заседании.  

Максимум через две недели после подачи заявления должны назначить предварительные слушания. Так и получилось. Только слушания не состоялись. Их перенесли еще на две недели. Потом отложили еще раз. Опять на две недели. Переносов, как оказалось, может быть хоть миллион. Все это время я исправно являлась в суд и как попугай задавала один и тот же вопрос: “Может, какие-то документы надо переделать, донести?” И получала стандартный ответ: “У вас все в порядке”.  

Когда наконец состоялись слушания, я остолбенела. На руки мне выдали определение суда с перечнем документов, которые надо оформить. Оказалось, что справка из ведомственной поликлиники не считается, надо оформлять ее по месту жительства, а в дополнение к разным квартирным бумагам надо еще принести справку, что никаких ограничений на мою квартиру нет (она не находится в залоге, под арестом, судом и т.д.). Да, справка о доходах кончалась декабрем, а на дворе март, так что будьте любезны принести сведения за истекшие месяцы нового года. И еще согласие мужа на усыновление надо заверить у нотариуса или у администрации Дома ребенка (в законе об этом, кстати, ни слова). Срок — десять дней.  

Почему тот же самый список претензий мне не могли выдать раньше? Ведь я аккуратно являлась на все перенесенные слушания. Вопрос остался без ответа. Да я его и не задавала — не до того было.  

Из ступора вышла быстро. Для разминки — новый забег по врачам.  

Затем немного отдышалась, помчалась добывать справку о “чистоте” квартиры. Выдает ее отдел регистрации прав на недвижимость. На административный округ приходится по одной-единственной конторе. Представляете, что там творится в приемные часы? В моем округе прием начинался в 14 часов, я пришла в 9. В очереди оказалась во втором десятке.  

В общем, судью Александру Сергеевну Лопаткину я не раз и не два вспомнила тихим добрым словом. Хотя, может, она и не виновата. На памятное мне начало 2009 года пришлось и избиение Глеба Агеева приемными родителями, и убийство приемного ребенка в Люберецком районе, и еще куча событий такого же рода. Вот судья и перестраховывалась по полной программе. А я бегала за справками, к малышу в больницу (за время судебной “тянучки” он побывал там дважды), в перерывах надо было успевать еще и работать.

Как важно вовремя успеть

Пока тянулся суд, встречались мы с малышом раз в неделю. Потом разразилась эпидемия гриппа. Каждый раз, приходя на встречи с сыном (я уже считала его сыном!), видела во дворе Дома ребенка “скорую”, и каждый раз сердце замирало от страха. Но малыша приносили, и ровно на час мы с мужем обо всем забывали. И вот услышала: “Вашего только что на “скорой” в больницу отвезли! Отит у него”. Номер больницы мне сказали, предупредив, что там сейчас карантин, к малышу не пустят. Да и вообще, я малышу никто и звать меня никак (это я понимала и без лишних напоминаний). Однако на следующий день через знакомых я уже знала не только номер корпуса, но и имя-фамилию лечащего врача. Малыша мне вынесли в холл. Слава нашим докторам! Узнав, что я собираюсь ребенка усыновлять, его проверили на рефлексы, посмотрели не только педиатры, но и невропатологи, и пульмонологи.   

— Проблемы есть, но мальчик хороший! — услышала я.  

Тут же мне и порекомендовали хорошего невропатолога. Как я теперь этим докторам благодарна!  

Отныне мой график выглядел так: с утра — на работу, в обед — в больницу, общение с малышом. Потом опять на работу. Наконец слышу долгожданное: “После обеда выписываем”. Я была готова сама взять малыша и бежать с ним... пока все в тот же Дом ребенка. Звоню туда и слышу тактичное: “Хорошо, но нам должны еще и из больницы позвонить”.  

Увы, дней через десять малыш опять попал в ту же больницу — на этот раз с обструктивным бронхитом. Я абсолютно уверена: если бы суд не тянулся так долго, не было бы никаких госпитализаций, и многие проблемы со здоровьем мы решили бы намного быстрее. А так, пока шел суд да тянулось дело, ребенок взрослел, проблемы накапливались, а решить их в условиях Дома ребенка и больницы было невозможно. К тому времени, когда наш мальчик наконец-то оказался дома, он в развитии уже заметно отставал от сверстников. Хорошо, что мы успели с проблемами разобраться до того, как малышу исполнился год. После года многое мы бы уже никогда не наверстали — врачи мне так прямо и заявили.

Хеппи-энд

К следующему судебному заседанию все было, как казалось мне, в полном ажуре. Но, не успев начаться, оно опять тут же и закончилось. Потому что оказалось: на медицинской справке нет записи о том, что “противопоказаний по состоянию здоровья к усыновлению не имеется”. Администрация Дома ребенка и помощник прокурора любезно согласились принять справку без злополучного заключения, представитель органа опеки оставила решение на усмотрение суда. Суд в лице судьи Лопаткиной решил, что запись необходима. Судебное заседание отложили еще на две недели. Помощник прокурора, главврач Дома ребенка и представитель органа опеки остолбенели, я судорожно глотала ртом воздух…  
Лишь в конце апреля мое хождение по мукам закончилось. Решение суда об усыновлении вступило в законную силу, и я забрала теперь уже своего сына из Дома ребенка. На все про все у меня ушло пять с лишним месяцев — это меньше, чем срок обычного вынашивания... 
Сейчас у нас все, как у всех. Ходим на занятия в детский центр, осваиваем новые слова и слоги, в кабинете врача орем так, что слышно, по-моему, на соседней улице. От многочисленных диагнозов остались жалкие крохи, которые мы обязательно ликвидируем, — в этом уже никто не сомневается. Массажистка (она не знает, что ребенок усыновленный) каждый раз восхищается, до чего же сын на папу похож, няня, наоборот, уверена, что ребенок — вылитый двоюродный братец (мой старший племянник). Свекровь (она врач) уже не качает озабоченно головой, она просто не спускает моего сына с рук и украдкой, будто ненароком, то и дело целует его в щеку.
 Как бы не избаловала!
http://www.mk.ru/social/article/2010/04/01/460010-sbyivshiysya-syin-bezdetnoy-zhenschinyi.html

Своё Спасибо, еще не выражали.
  Предыдущий материал: В Архангельской области будет создан институт Уполномоченного по правам реб ...
  Следующий материал: Где пятеро, там и семеро
Опубликовал: Александр Ковалёв
Ключевые метки:
Нашли опечатку? Выделите ее и нажмите одновременно кнопки 'Ctrl' и 'Enter'

Подписка через Rss
Подписка через E-mail:
 
 
  Добавление комментария
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить если не виден код




Ключевые слова: Агинский, адаптация, Алтайский край, Анкеты детей, Архангельская область, Астахов, Астраханская область, Астрахань, Белгород, Белгородская область, Белоруссия, болезни, Брянская область, Бурятский, ВИЧ, Владимир, вознаграждение, Волгоградская область, Вологодская область, Воронежская область, депрессия, документальный фильм, ДЦП, Ивановская область, Иркутская область, История усыновления, Кабардино-Балкарская Республика, Калининградская область, Калужская область, Кировская область, Китеж, Ленинградская область, массаж, международное усыновление, Мордовия, Московская область, Мурманская область, неврозы, нервоз, новорожденный, Новосибирск, Новосибирская область, Омск, Орловская область, Петрановская, Петрозаводск, Приволжский округ, Приморский край, Республика Адыгея, Республика Алтай, Республика Бурятия, Республика Калмыкия, Республика Коми, Республика Марий Эл, Республика Саха (Якутия), Республика Татарстан, Республика Хакасия, Ростовская область, руководство, Санкт-Петербург, Свердловская область, Смоленская область, социальная реклама, Сургут, тайна усыновления, трудная ситуация, Усолье-Сибирское, усыновление, Хакасия, Югра
Показать все метки: Перейти по ссылке
© Дистанционная школа приемных родителей
"К новой семье" БФ Семья :: А.Ковалев (дизайн)
Rambler's Top100 Тиц сайта